Мы открываем новую рубрику «Ценности компании». Мы будем рассказывать о том, какие внутренние убеждения и принципы лежат в основе нашей философии, на что мы опираемся и чего ждем. Сегодня мы говорим о праве на ошибку.

Анна Лаптинская, HR-директор

В нашей компании многие сотрудники ведут активный образ жизни. Может быть, этот факт тоже повлиял на то, что в «Стримере» есть такая ценность. Приведу такую аналогию: когда люди идут в одной связке в горы, право на ошибку не подвергается сомнению. Путь слишком тяжел, чтобы ни разу никто не оступился, не упал, не сделал неверный шаг. Твои товарищи, которые идут до тебя или за тобой, всегда помогут подняться на ноги, вся группа готова к тому, чтобы донести раненого до привала и там решить, чем можно помочь, стоит ли вернуться в лагерь или ситуацию можно исправить здесь и сейчас.

Мне кажется, это очень похоже на то, как мы относимся к ошибкам в нашей компании: любой может принять неверное решение, попасть в сложную жизненную ситуацию, на какое-то время сбавить скорость работы. Важно понять, насколько это серьезно и чем мы все можем помочь. Если ошибка возникает постоянно, то стоит поискать ее причину: может, человеку необходимо дополнительное обучение, а, может, он занимается не тем, чем хочет, или трудится не на том участке работы, где действительно был бы полезен. Ошибка — это знак для руководства компании, что что-то идет не так и требует более пристального внимания.

Ошибка может стать важным индикатором развития компании. Например, если долгое время никаких неверных шагов не случается, это может значить, что мы недостаточно рискуем или стоим на месте. Поэтому, ошибаться — нормально, важно правильно на это реагировать. Мы инновационная компания, мы высказываем гипотезы, проверяем их, заходим в тупик — и так много раз, прежде чем найдем действительно верное решение.

Михаил Вагин, директор по качеству

Право на ошибку — это очень важная ценность для компании, она дает возможность творческим сотрудникам реализовывать новые проекты, не боясь выполнять поиск в разных направлениях и иногда даже заходить в тупик.

Но в особом свете эта ценность проявляется при выпуске продукции. С одной стороны, выпуск некачественной продукции категорически не допустим, а с другой стороны, мы признаем, что возможны ошибки при производственных операциях. И если на каком-то рабочем месте была допущена неточность и выявлена бракованная продукция, то такие случаи рассматриваются не как повод наказать исполнителя, а как источник информации для предотвращения подобных ошибок в дальнейшем, для совершенствования технологического процесса.

Признание права на ошибку позволяет, таким образом, мотивировать рабочих не скрывать бракованную продукцию, развивать технологии, а также обнаруживать дефекты на ранних стадиях, что экономически намного выгоднее, чем выявление дефекта в уже готовой продукции.

Андрей Кучерявенков, генеральный директор компании «АНТРАКС»

Как ученый-физик я понимаю, что движение вперед невозможно без ошибок. В своей компании я вижу эти ошибки постоянно. Точно так же, как они возможны с точки зрения техники, устройств, он могут происходить и в маркетинге, коммерческой работе, производстве.

Право на ошибку точно есть, к этому надо относиться без предубеждения и недовольства. Но это если рассуждать глобально. В коммерческих структурах появляется такой нюанс, как стоимость ошибки. И она разная на разных уровнях деятельности и управления. Руководитель несет ответственность за то, чтобы стоимость ошибки его подчиненных была как можно меньше. Сложность возникает на самом верхнем уровне: кто будет компенсировать и минимизировать стоимость ошибки первого лица компании? Вопрос с одной стороны философский, с другой — в бизнесе есть множество примеров решения этой задачи. Дорогу осилит идущий — т.е. если вы хотите дойти до цели, то даже совершая сумасшедше дорогие ошибки, вы все равно найдете потом возможность их исправить.

Johnathan Zanbreher, Managing director of Streamer International AG

What I believe is that as long as the strategy and the targets are clearly define with milestones frame we can make mistakes in this parameters. Making mistakes is a positive point because you never reach the perfection from the first time. But it needs to be in a certain frame.

Doing mistake is not a target it is a consequence of reaching a point so, of cause, mistake is a part of achievement. So making mistakes is not a problem as long as it improves your next step.

Александр Корнух, исполнительный директор

Ошибки совершают все, даже компьютеры. Если человек в процессе принятия решений начинает задумываться о том, правильно он делает или нет, появляется некоторая неуверенность и нервозность, а значит, вероятность ошибки растет. Я разделяю мнение Германа Грефа, который в одном из интервью заявил, что если в Сбербанке человек признал свою ошибку и вовремя сообщил о ней руководству, то в подавляющем большинстве случаев она будет прощена, а в дальнейшем будет проводиться мониторинг, который не позволит ее повторить.

Это право — важная ценность для нашей компании, но ее надо правильно понимать. Каждый, кто совершил ошибку, обязан ее проанализировать, сделать выводы и в дальнейшем прикладывать максимум усилий, чтобы ее избегать.

Я доверяю тем людям, которые работают со мной: все они имеют достаточно опыта и знаний, чтобы иметь свободу действий и не требовать постоянного контроля. С другой стороны, различные бизнес-процессы в компании с течением времени все больше структурируются, поэтому допустить фатальную ошибку становится все сложнее. Даже финансовые просчеты, которые можно совершить по той или иной причине, не приведут к катастрофическим последствиям.

Иван Житенёв, генеральный директор

Впервые эта ценность в таком качестве была публично заявлена в январе 2016 года на стратегической сессии. Подспудно мы ее, конечно, принимали, ведь ошибаться — нормальное свойство человека.

Для меня она значит очень много. Недавно одни наши партнеры рассказали, почему они выбрали для сотрудничества другую фирму. Им было важно то, что та компания умеет признавать ошибки. Когда компания может признавать ошибки, она демонстрирует честность отношений, показывает, что никто не пытается ничего скрыть. Совершенно другой уровень доверия.

Сейчас у нас сложилась ситуация, когда эта ценность проходит практическую проверку. Мы отправили партию новой продукции новому клиенту в Малайзию. Оказалось, что в ней есть бракованные устройства. Как сказал нам один из членов совета директоров, Сергей Калачин, «что отличает сильную компанию от слабой? В случае возникновения каких-либо проблем с качеством сильная компания выходит из этой ситуации таким образом, что отношения с клиентом становятся еще лучше, чем были раньше».

Мэтью Зинк, наш представитель в Юго-Восточной Азии, практически синхронно выразил ту же мысль: мы должны показать клиенту, в чем наша ошибка, как был построен процесс, как мы его изменили и почему такая ошибка больше не возникнет. Нужно постоянно информировать клиента и быть с ним в постоянном контакте.

Я уверен, что у нас получится реализовать заявленный принцип с пользой для нас и наших заказчиков. Теперь у нас есть новый технологический процесс и стопроцентная уверенность, что в этом месте ошибки больше не возникнет.

Что касается моих ошибок в качестве генерального директора, то вспоминается, как у нас в компании проходил один корпоративный тренинг. В конце тренер мне сказал: «Иван, ты спортсмен, потому что ты сосредоточен на внешних результатах и мало их объясняешь внутри компании». Я ответил: «Да, это так, у нас даже выражение было «в протоколе это не пишется». После финиша неважно, как были смазаны лыжи, кто упал, кому помешал ветер и т.д. Результат понятен и его не надо объяснять: ты либо первый, либо пятый, либо сто двадцать пятый». С одной стороны, для руководителя, возможно, это не самое конструктивное поведение, с другой, у меня нет лишнего стресса по поводу своих ошибок. Я принимаю то, что это я так построил процесс, который привел к сбою, это я что-то не увидел вовремя. Но я понимаю, что нельзя решить все проблемы, можно решить большую их часть и уменьшить вероятность возникновения новых.